+ Ответить в теме
Показано с 1 по 8 из 8

Тема: Значимость стимула в ситуации психофизиологического исследования с применением полигр

  1. #1
    Специалист Репутация: 73 [+/-]
    Регистрация
    07.09.2018
    Сообщений
    143
    Сказал(а) спасибо
    36
    Поблагодарили 22 раз(а) в сообщениях

    Значимость стимула в ситуации психофизиологического исследования с применением полигр

    Иванов Р.С. Значимость стимула в ситуации психофизиологического исследования с применением полиграфа. Международный научный журнал «Вестник психофизиологии». № 2. 2019. С. 19 - 30.

    Введение
    01 марта 1993 года психофизиологические исследования с применением полиграфа (далее – ПФИ) были разрешены Минюстом России к внедрению в общественную практику. Таким образом, Российское государство за всю историю своего существования, впервые признало, что на его территории на законных основаниях может применяться метод выявления скрываемой информации с помощью полиграфа. С тех пор этот метод получил широкое распространение во всех значимых сферах жизни общества нашей страны. Вместе с тем высокая востребованность ПФИ, как практического приложения психологических знаний, сочетается с не меньшей востребованностью его всестороннего научного обоснования.
    Одним из таких аспектов, требующих ясного понимания его функционирования, является феномен возникновения значимости стимула, наблюдаемый в ситуации психофизиологического исследования с применением полиграфа. По единодушному мнению специалистов-полиграфологов, это явление занимает центральное место в ПФИ. В научной литературе, посвященной применению полиграфа, понятие «значимость» используется очень широко, при этом сущность этого феномена и механизмы его образования описаны достаточно туманно и неопределённо, зачастую в крайне абстрактных терминах, что скорее затрудняет, чем способствует пониманию содержания этого понятия. В основном же специалисты уклоняются от определения значимости и описания необходимых и достаточных условий её появления.
    Мы полагаем, что вскрытие причин возникновения значимости, описание механизмов означивания стимулов повысит доверие к методу ПФИ со стороны научного сообщества; определит корректность методических приёмов, используемых специалистами в процессе психофизиологического исследования; позволит установить границы его применения в практике; укажет исследователям направления его дальнейшего совершенствования и развития.

    Значимость стимула и вегетативные реакции
    Технология производства ПФИ предполагает предъявление исследуемому на полиграфе лицу стимулов (вопросов или предметов) и одновременную регистрацию динамики его некоторых вегетативных реакций, возникающих в ответ на эти стимулы.
    Вегетативные реакции не могут быть использованы в качестве прямого метода изучения психических процессов, поскольку они: слишком медленны и протекают с задержкой; тесно связаны с изменением функционального состояния и эмоциями; неспецифичны в отношении стимулов и задач. Однако несомненным достоинством вегетативных реакций является то, что они обладают высокой чувствительностью [6, с. 16]. С нашей точки зрения, причиной неспецифичности вегетативных реакций, является единство морфофункциональных систем, участвующих в организации психических процессов, которые возникают в ответ на стимул и приводят к появлению вегетативных реакций [10, с. 39-47].
    Как известно, при предъявлении исследуемому лицу стимулов с различным смысловым содержанием, динамика вегетативных реакций проявляется дифференцированно: одни стимулы вызывают более сильные реакции, другие вызывают менее сильные реакции. Такая динамика вегетативных реакций связана с адаптацией к меняющимся условиям внешней среды и подчиняется закону силы: чем сильнее стимул, тем более сильную реакцию он вызывает и наоборот – слабый стимул вызывает слабую реакцию.
    Мы считаем, что в условиях применения полиграфа силу стимулу придаёт такая его характеристика как значимость, которая определяет более или менее сильный ответ организма на предъявляемые стимулы. Это позволило дать определение закона силы в ситуации ПФИ: чем более значим для исследуемого лица стимул, тем более сильные (выраженные и устойчивые) вегетативные реакции он вызывает. Из этого следует, что чем сильнее субъект реагирует на стимул, тем более значимым для него является стимул и наоборот, чем слабее исследуемое лицо реагирует на стимул, тем он является менее значимым для него [8, с. 15]. Таким образом, возникновение сильной неспецифичной вегетативной реакции на стимул свидетельствует только о значимости этого стимула для исследуемого на полиграфе лица.

    Значимость стимула и потребность
    В науках, изучающих физиологические основы психической деятельности человека, значимость стимула – это психологическая характеристика, которая определяется отношением содержащейся в стимуле информации к смыслу решаемой субъектом задачи [2; 3; 11; 16, с. 21-23; 25, с. 80; и др.].
    Значимость стимулов, поступающих из внешней среды, зависит от их отношения к потребностям, имеющимся у организма [22, с. 105]. Поэтому смыслом решаемой субъектом задачи в ситуации реального (не лабораторного) применения полиграфа является удовлетворение доминирующей потребности в самосохранении (в безопасности) независимо от того скрывает ли человек информацию о событии прошлого, послужившего причиной применения полиграфа, или не скрывает. Другими словами, смысл решаемой задачи – благополучное для исследуемого лица завершение ПФИ.
    При этом возникает важный для понимания механизма возникновения значимости вопрос, каким образом субъект узнаёт о том, что информация в стимуле имеет отношение к смыслу решаемой им задачи по удовлетворению потребности в самосохранении? Ведь именно это требуется, чтобы стимул стал значимым. Для ответа на этот вопрос необходимо обратиться к формальной логике.

    Значимость стимула и формальная логика
    Все предметы, явления в мире связаны между собой, зависят друг от друга, обусловливают друг друга. Эта всеобщая взаимосвязь предметов, явлений выражается в многообразных формах. Одну из таких форм всеобщей связи представляет причинная связь. Причиной называется явление, которое необходимо вызывает другое явление, а это другое явление, вызванное причиной, называется следствием [4, с. 130]. В науке, в политической и общественной жизни всегда бывает важно найти причину интересующего нас явления. Найти причину – это значит подчинить себе явление, получить возможность управлять им. Например, техник, обнаружив причину остановки машины, устраняет эту причину, и машина снова начинает работать [4, с. 132].
    В ситуации ПФИ мы наблюдаем следствие – одни стимулы являются для исследуемого значимыми и вызывают сильные реакции, а другие не являются значимыми и не вызывают сильные реакции. Теперь необходимо найти причину такого дифференцированного присвоения стимулам значимости. Чтобы установить причину, по которой происходит различное присвоение стимулам значимости и, как следствие, ведёт к появлению различных по силе реакций, можно использовать один из методов исследования причинной связи явлений, так называемый «метод различия».
    Формулировка метода различия следующая: если случай, в котором явление наступает, и случай, в котором оно не наступает, разнятся только в одном обстоятельстве, то это обстоятельство и есть причина явления. Например, в саду растут кусты малины. Часть кустов – на солнечной стороне, а часть – в тени. Все другие условия их роста и развития (почва, влага, удобрение и проч.) одинаковы. Сорт их тоже одинаков. На кустах под солнцем – ягоды сладкие, на кустах в тени – ягоды безвкусные, несладкие. Отсюда делается такой вывод: причина сладости этих ягод – действие солнечных лучей [4, с. 134].

  2. #2
    Специалист Репутация: 73 [+/-]
    Регистрация
    07.09.2018
    Сообщений
    143
    Сказал(а) спасибо
    36
    Поблагодарили 22 раз(а) в сообщениях
    Вернемся к ситуации применения полиграфа. Специалисты-полиграфологи хорошо знают, что, например, стимул «Деньги из сейфа взяли Вы?», при проведении ПФИ в отношении одного и того же лица, до совершения им кражи денег из сейфа – будет не значимым, а после совершения такой кражи – станет значимым. Что же изменилось в психике исследуемого на полиграфе того же лица после совершения кражи? Очевидно, что все его психические характеристики остались прежними – они не менялись, кроме одного процесса, который изменился качественно: это память субъекта, которая пополнилась новой информацией в тот момент, когда он совершал указанные действия.
    Таким образом, если случай, в котором явление наступает (возникает значимость), и случай, в котором оно не наступает (не возникает значимость), разнятся только в одном обстоятельстве (появляется новая психическая характеристика – информация в памяти), то это обстоятельство и есть причина явления. То есть причиной, которая наделяет стимул значимостью и приводит к возникновению сильных реакций на стимулы, является появление в памяти исследуемого лица информации о событии, которое стало поводом применения полиграфа. Из этого следует, что субъект узнаёт о том, что информация в стимуле имеет отношение к смыслу решаемой задачи по удовлетворению потребности в самосохранении – путём обращения к своей памяти. Наличие в памяти информации, связанной со стимулом, является необходимым условием для того, чтобы этот стимул стал значимым.
    Необходимо подчеркнуть, что в ситуации ПФИ при оценке значимости стимула важны все психические процессы, но причинным является именно процесс памяти.

    Значимость физических характеристик стимула
    Понимание того, что именно память наделяет стимул значимостью, у многих исследователей и специалистов возникало достаточно давно.
    В середине 70-х годов известный отечественный учёный А.М. Иваницкий, изучая методом вызванных потенциалов механизмы оценки внешних сигналов, основанных на переработке информации в высших мозговых центрах, разработал теорию информационного синтеза, объясняющую возникновение психического ощущения. Согласно этой теории «… субъективное переживание возникает в результате синтеза и обработки информации двух видов: наличных сведений о физических характеристиках стимула (интенсивность, пространственно-временные параметры, модальность и т.п.) и извлекаемой из памяти информации о значимости стимула» [7, с. 112-115].
    К мнению А.М. Иваницкого присоединяются и многие другие видные учёные: Н.Н. Данилова, рассматривая теории сознания, указывает, что «Информация о значимости стимула извлекается из памяти с помощью мотивационно-эмоциональной системы» [6, с. 305]; Ю.И. Александров полагает: «… синтез двух видов информации – наличной и извлекаемой из памяти – и составляет тот ключевой механизм, который лежит в основе ощущения … психического уровня» [20, с. 195]; Е.И. Николаева поддерживает теорию информационного синтеза: «На корковых нейронах происходит синтез двух видов информации: наличной информации о физических характеристиках стимула и извлекаемых из памяти сведений о его значимости. Этот синтез и есть механизм, лежащий в основе психологического ощущения» [17, с. 280-281]; С мнением А.М. Иваницкого солидаризируются Т.М. Марютина и О.Ю. Ермолаев: «Информация о физических свойствах стимула поступает по сенсорно-специфическим путям, а информация о значимости стимула извлекается из памяти» [14, с. 254]; В.И. Филимонов также указывает, что: «Клинические и экспериментальные данные свидетельствуют о важном значении височно-амигдалярной системы в приобретении мотивационно-эмоциональных поведенческих реакций организма. Вероятно, что именно здесь происходит сопоставление наиболее важной сенсорной информации со следами её в памяти. В результате поступившая информация приобретает определённую значимость для организма и приводит к запуску эмоциональных поведенческих реакций» [24, с. 237].
    Разумеется, в исследованиях А.М. Иваницкого речь идёт об оценке значимости физических характеристик стимула, однако для полиграфологов эти сведения представляют большую ценность, поскольку они вскрывают универсальный механизм возникновения значимости, а также показывают связь значимости с эмоциями и последующим возникновением вегетативных реакций.
    Итак, на данном этапе мы можем констатировать, что оценка значимости физических характеристик стимула происходит следующим образом: информация о его физических характеристиках сравнивается с информацией, хранящейся в памяти исследуемого лица о физических характеристиках стимулов, с которыми человек сталкивался ранее. При совпадении информации происходит активация следов памяти, и если в фенотипическом опыте человека встречались аналогичные стимулы, которые имели биологическое значение для организма, то стимул становится значимым. В этом случае нервное возбуждение переходит на соответствующие центры эмоций и мотиваций, которые приводят к появлению вегетативных реакций [8, с. 14-15].
    В ситуации ПФИ стимулы, предъявляемые исследуемым лицам, кроме информации о их физических характеристиках, также несут в себе информацию о смысловом (семантическом) содержании.
    Технология применения полиграфа такова, что исследуемому лицу предъявляются стимулы, физические характеристики которых остаются постоянными на протяжении всего процесса исследования – интенсивность, пространственно-временные параметры, модальность и проч., в то время как смысловое содержание стимулов, постоянно меняется в соответствии с методической структурой и целями каждого теста. Поскольку физические характеристики стимулов остаются постоянными на протяжении всего процесса ПФИ, то они не могут быть причиной появления значимости только лишь на отдельные стимулы. Из этого следует, что возникновение значимости связано с оценкой осознаваемого смыслового содержания стимулов.

    Значимость смысловых характеристик стимула
    Многие исследователи изучали оценку смысловых (семантических) характеристик стимулов, которые осознавались субъектами.
    Примерно в одно время с А.М. Иваницким известные советские учёные Л.Г. Воронин и В.Ф. Коновалов, исследуя структурно-функциональные основы механизмов памяти, провели эксперименты, которые подтвердили роль эмоций и второй сигнальной системы в характере отношения следовых процессов и памяти. Испытуемым предлагалось запомнить одну из пяти предъявляемых карточек, на которых были изображены цифры или рисунки, не сообщая экспериментатору о содержании этой карточки, затем в ответ на показ её, а также каждой из других четырех карточек говорить, «нет» с тем, чтобы экспериментатор сам угадал ту карточку, которую запомнил испытуемый. Экспериментатор мог определить эту карточку по изменениям амплитуды КГР и биопотенциалов мозга.
    У 5 - 6-летних детей почти нельзя было определить задуманную ими карточку; - у 8 - 10-летних испытуемых это удавалось сделать в 12% случаев; - у 16 - 17-летних - в 53%; - у 25 - 30-летних испытуемых - в 87%. Учёные предположили, что у детей младшего возраста отсутствует или слабо выражено эмоциональное возбуждение, вызванное заинтересованностью в том, чтобы задуманная карточка не была угадана. При этом у взрослых лиц такая заинтересованность была выражена в достаточной степени. «С физиологической точки зрения эта заинтересованность есть не что иное, как деятельное состояние ранее выработанной системы временны́х связей (памяти – Р.И.), которая становится настолько активной, что захватывает эмоциональную сферу» [5, с. 16].
    Фактически Л.Г. Воронин и В.Ф. Коновалов провели лабораторный эксперимент по выявлению скрываемой информации (были использованы принципы методики выявления скрываемой информации – МВСИ, широко применяемой в ПФИ) и дали физиологическое объяснение наблюдаемым феноменам: в ответ на семантические характеристики стимула (информация, изображённая на карточках) из памяти извлекается соответствующая информация и возбуждение передаётся на центры эмоций, которые приводят к появлению вегетативных реакций.
    Основатель когнитивной психологии, американский исследователь У. Найссер относительно смыслового содержания осознаваемых стимулов пришёл к важной мысли: «Мы видим, что данное выражение лица представляет собой циничную улыбку, или что предмет на столе – ручка, или что вон там под надписью «Выход» есть дверь. Читая или слушая, мы воспринимаем значение слов и предложений, ход рассуждений и оттенки эмоций. Такое восприятие кажется прямым в том смысле, что мы осознаём значения, как бы не замечая физические детали, из которых они строятся. … информация, поступающая в «сенсорный регистр», неминуемо оказывается лишённой значения. Значение присоединяется лишь позднее, благодаря добавлению информации из памяти» [15, с. 91-92]. Американский психиатр, доктор медицинских наук Э.Е. Бехтель в своей монографии «Оценочные процессы» изучает механизмы возникновения значения стимула и соглашается с мнением У. Найссера: «Представляется очевидным, что сами стимулы не могут иметь значение, поскольку они не более, чем физические объекты – конфигурация света, звука, давления и т.д. Значение привносится воспринимающим после того, как он воспринял стимул и обработал его, оно становится таковым лишь благодаря добавлению информации из памяти» [2].
    Известный российский психофизиолог Э.А. Костандов, рассматривая проблемы психофизиологии сознания и бессознательного, отмечал: «Воспринимающий субъект не пассивно отражает феномены окружающей среды, а активно связывает поступающую информацию с имеющимися в памяти образами и соотносит их со своими задачами в данной ситуации» [12, с. 24].
    Таким образом, мы можем полагать, что оценка смысловых (семантических) характеристик стимулов происходит по тому же универсальному механизму возникновения значимости, что и оценка физических характеристик стимулов.

  3. #3
    Специалист Репутация: 73 [+/-]
    Регистрация
    07.09.2018
    Сообщений
    143
    Сказал(а) спасибо
    36
    Поблагодарили 22 раз(а) в сообщениях
    Значимость стимула и эмоции
    Каким же образом значимость соотносится с эмоциями? Мы полагаем, что эти понятия тесно связаны друг с другом. В ходе эволюции эмоции возникли как механизм, позволяющий организмам определять значимость внутренних и внешних воздействий.
    П.В. Симонов полагал: «С появлением категории значимости (отношение, оценка, смысл, «значимое переживание», «личностный смысл» и другие вариации на ту же тему) определения эмоций становятся удивительно похожи друг на друга независимо от того, кому они принадлежат: философу, психологу, физиологу, фармакологу и т.д.» [22, с. 11].
    Статья в БСЭ, посвящённая эмоциям, раскрывает их содержание: «Сопровождая практически любые проявления жизнедеятельности организма, эмоции отражают в форме непосредственного переживания значимость (смысл) явлений и ситуаций и служат одним из главных механизмов внутренней регуляции психической деятельности и поведения, направленных на удовлетворение актуальных потребностей (мотивации)» [13, с. 169].
    Известный польский исследователь Я. Рейковский рассматривал эмоциональные процессы как: «специфический класс процессов психической регуляции, приводимых в действие факторами, значимыми для индивида» [21, с. 354].
    Поэтому мы считаем, что связь между значимостью и эмоциями состоит в том, что эмоции отражают значимость стимулов, действующих на субъекта, обусловленную отношением их свойств к его потребностям. Поскольку эмоции самым тесным образом связаны со значимостью, то в их возникновении также ведущую роль играет память, на что прямо указывают многие исследователи.
    Так, Н.Н. Данилова описывает механизм возникновения эмоций в соответствии с представлениями П.В. Симонова: «Согласно потребностно-информационной теории эмоций П.В. Симонова эмоции возникают в результате сопоставления получаемой информации и той информации, которая необходима для удовлетворения биологической потребности и должна быть извлечена из памяти» [6, с. 319].
    В данном контексте большой интерес представляют взгляды физиологов на развитие эмоций. Вот как известный отечественный физиолог К.В. Судаков описывает возникновение экзогенных эмоций: «Эмоциональные реакции возникают под первичным влиянием внешних воздействий. В этом случае возбуждения, вызванные действием на организм внешних факторов, первично по специфическим сенсорным путям достигают клеток соответствующих проекционных зон коры большого мозга и активируют корковые механизмы памяти и узнавания внешних объектов. Только после этого возбуждения распространяются в нисходящем направлении на эмоциогенные подкорковые (в частности, лимбические) центы, формируя, в зависимости от внешних раздражителей и следов памяти, в одних случаях положительные эмоциональные реакции субъекта, а в других – отрицательные» [23, с. 684].
    По нашему мнению, значимость является феноменом, предшествующим появлению эмоций, некой условной «предэмоцией», лишённой специфичности: знака (положительный или отрицательный) и модальности (тревога, страх, радость и проч.). Эмоции, появляющиеся после возникновения значимости, конкретизируют её – присоединяют знак, модальность, возможно иные свои характеристики. По времени развития значимость и эмоции протекают практически одновременно, однако мы полагаем, что значимость предшествует развитию эмоций.
    Таким образом, эмоции отражают в форме непосредственных переживаний значимость действующих на субъекта стимулов. В этом заключается связь значимости и эмоций. В результате их тесной связи ведущую роль в появления эмоций играет память человека.

    Значимость стимула и метод вызванных потенциалов
    В рамках изучения механизмов оценки смысловых (семантических) характеристик стимулов, которые осознавались субъектами, особый интерес у психофизиологов вызывает позднее положительное колебание волны Р300, регистрируемое методом вызванных потенциалов, которую связывают с психологической значимостью стимула. Ведущей точкой зрения на генез этой волны является представление о её связи с определением значимости стимула на основании прошлого опыта индивидуума, чем и объясняется относительно позднее развитие этой волны ответа в онтогенезе [7, с. 20-24]. Э.А. Костандов полагал, что «Форма, временные и амплитудные параметры компонента Р300, вызванного ответа коры головного мозга человека, зависят не столько от модальности или от физической характеристики стимула, сколько от когнитивных процессов и внутренних состояний, формирующихся у субъекта, – явлений, событий, происходивших в высших отделах головного мозга в ответ на действие значимого стимула. Поэтому волну Р300 называют «когнитивной», «эндогенной» [12, с. 51-52].
    Подкорковые, лимбические структуры головного мозга человека не имеют аппарата словесной памяти, и сличение слов, анализ смыслового содержания слова происходят в неокортексе, структуры которого воспринимают и перерабатывают словесную информацию, поступающую из внешнего мира [12, c. 46]. Предположительно нервные импульсы, возникающие в сенсорной системе в ответ на действие стимула, приходят в высшие отделы коры больших полушарий, и уже отсюда после анализа и синтеза поступившей словесной информации посылается импульс, активирующий интегрирующие механизмы отрицательных эмоций в лимбической системе. Поэтому изменения волны Р300 на эмоционально значимые стимулы происходят под влиянием дополнительной нервной импульсации из лимбических структур головного мозга, где организуются эмоциональные реакции [12, c. 56].
    Поздние компоненты Р300 вызванного коркового ответа оказываются наиболее информативными при определении фактора психологической значимости осознаваемого стимула для субъекта, находящегося в трудной жизненной ситуации, испытывающего тяжёлые психологические переживания [12, с. 54]. Очевидно, что ситуация ПФИ, связанная с событием прошлого, послужившего причиной применения полиграфа, является для субъекта трудной жизненной ситуацией, вызывающей психологические переживания.
    Таким образом, чтобы значимость слова была оценена, необходимо осуществление его семантического дифференцирования, различения в высших отделах коры больших полушарий. Только после того как слово «опознано», в коре может возникнуть комплекс реакций организма, связанный с сигнальным значением для субъекта эмоциональной значимости этого слова [12, с. 106].
    Теоретический анализ, а также результаты многочисленных исследований методом вызванных потенциалов реакций на стимул позволяют нам сделать предположение о существовании трёх этапов оценки стимула:
    1. На первом этапе происходит анализ физических характеристик стимулов. Этот этап представлен ранними компонентами ВП с латенцией до 100 мс, что отражается в положительной волне Р100.
    2. Второй этап включает в себя операции сравнения физических характеристик стимула с информацией, хранящейся в памяти. На этом этапе происходит оценка значимости стимула физических характеристик стимула, которые в ситуации ПФИ у всех стимулов остаются постоянными. Этот этап представлен среднелатентным компонентом ВП 100-200 мс, что отражается в негативной волне N200 [6, с. 319].
    3. На третьем этапе происходит оценка значимости смыслового содержания стимула, которая заключается в том, что информация в стимуле сравнивается с информацией в памяти и результаты такого сравнения соотносятся с потребностью в самосохранении. Этап означивания стимула представлен в компоненте ВП 300-350 мс, что отражается в положительной волне Р300 [6, с. 319; 7, с. 219-220; 12, с. 51-57, 106].
    Э.А. Костандов предположил, что: «Это довольно большое время, 300-350 мс, необходимо, судя по всему, для семантического анализа словесного стимула и оживления соответствующих следов памяти в неокортексе, затем – для нисходящей активности структур лимбической системы и от последних для дополнительной «эмоциональной» активации новой коры, что и проявляется в изменениях амплитудно-временных параметров данного потенциала» [12, c. 57].
    Таким образом, имеются веские основания связывать облегчение корковой вызванной активности в виде укорочения латентного периода и увеличения амплитуды позднего положительного потенциала Р300 с фактором эмоциональной значимости словесного стимула [12, c. 56].

  4. #4
    Специалист Репутация: 73 [+/-]
    Регистрация
    07.09.2018
    Сообщений
    143
    Сказал(а) спасибо
    36
    Поблагодарили 22 раз(а) в сообщениях
    Механизм оценки значимости стимула
    Всё изложенное выше, позволяет нам описать, как именно происходит оценка значимости смыслового (семантического) содержания стимула. Она осуществляется аналогичным образом, как и оценка значимости физических характеристик стимула, по единой схеме:
    1. Смысловая информация, которую несёт в себе стимул, сравнивается с информацией, имеющейся в памяти, полученной в результате накопления опыта.
    2. Если обнаруживается информация, соответствующая смысловой информации в стимуле, то она извлекается из памяти.
    3. Извлечённая информация сообщает субъекту, что смысловая информация в стимуле имеет значение для решаемой субъектом задачи.
    Теперь стимул наделён значимостью. Далее возникают эмоции, которые приводят к появлению вегетативных реакций.
    Необходимо ещё раз подчеркнуть, что процесс возникновения значимости является не абстрактным, умозрительным явлением, а конкретным физиологическим событием, которое может быть зафиксировано с помощью объективных психофизиологических методов: вызванных потенциалов, функциональной магнитно-резонансной томографии и ПФИ с применением полиграфа.
    Итак, теоретический анализ имеющихся психофизиологических данных и результатов эмпирических исследований, а также собственный опыт позволил нам определить фундаментальный, универсальный механизм оценки значимости стимула в ситуации ПФИ, который заключается в том, что на фоне доминирующей потребности в самосохранении, информация, содержащаяся в стимуле, сравнивается с информацией, хранящейся в памяти, и результаты такого сравнения соотносятся с задачами, решаемыми в данной ситуации субъектом – удовлетворение потребности в самосохранении [9, с. 71].
    Обращает на себя внимание тот факт, что механизм оценки значимости стимула содержит в себе три компонента:
    1. Информация в стимуле.
    2. Наличие/отсутствие информации в памяти, соответствующей информации в стимуле.
    3. Потребность в самосохранении, связанная с ситуацией ПФИ.
    Наличие или отсутствие в фенотипической памяти информации о событии прошлого, послужившего причиной применения полиграфа, является той переменной, которая наделяет стимул значимостью и формирует дифференцированное проявление вегетативных ответов на стимулы – реакции более сильные или менее сильные. Если в памяти имеется информация об интересующем событии прошлого, реакции будут более выраженные и устойчивые, если такой информации в памяти нет – менее выраженные и неустойчивые [10, с. 36].
    Исходя из механизма оценки значимости стимула, становится возможным дать определение значимому и незначимому стимулу:
    1. Значимый стимул – это стимул, несущий информацию, которая определяется как связанная с решаемой субъектом задачей, посредством обращения к его памяти.
    2. Незначимый стимул – это стимул, несущий информацию, которая определяется как не связанная с решаемой субъектом задачей, посредством обращения к его памяти.
    Поскольку сила вегетативных реакций обусловлена адаптацией организма человека к меняющимся условиям среды, то для них справедлив закон силы: чем сильнее исследуемое на полиграфе лицо реагирует на стимул, тем более значимым для него является стимул и наоборот. Биологическое значение закона силы заключается в экономии энергии во время акта приспособительного поведения, которое должно быть адекватным степени изменения условий внешней среды. Исходя из этого, можно выделить два условных уровня силы значимости стимула в ситуации ПФИ:
    1. Более значимый – реакции на стимул устойчиво превышают реакции на другой стимул, с которым он сравнивается;
    2. Менее значимый – реакции на стимул устойчиво не превышают реакции на другой стимул, с которым он сравнивается [8, c. 15].
    В ходе ПФИ полиграфолог использует разные категории стимулов (нейтральные, контрольные, проверочные) и наблюдает в ответ на них неодинаковые по своей силе реакции, обусловленные разным уровнем силы значимости этих стимулов.

    Значимость стимула, информация в памяти и событие прошлого
    Понимание механизмов возникновения значимости в ситуации ПФИ даёт полиграфологу возможность с определённой степенью вероятности «восстановить, познать, представить» [1, с. 52], что событие прошлого, послужившее причиной проведения ПФИ, действительно произошло в прошлом:
    1. Предъявленный стимул, несущий информацию об интересующем событии прошлого, вызывает сильную вегетативную реакцию.
    2. Значит информация в стимуле об интересующем событии прошлого является значимой для субъекта.
    3. Из этого следует, что в памяти субъекта имеется информация об интересующем событии прошлого, аналогичная информации, содержащейся в стимуле.
    4. В соответствии с теорией отражения [19], информация об интересующем событии прошлого была запечатлена в памяти субъекта в момент происхождения указанного события в прошлом.
    5. Таким образом, событие прошлого, послужившее причиной проведения ПФИ, действительно происходило в прошлом.
    Именно на этом методологическом принципе строится производство судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа, когда эксперт предоставляет следователю сведения о наличии информации в памяти исследуемого лица о событии преступления, а следователь, понимая, что наличие в памяти такой информации находится в прямой причинно-следственной связи с объективной реальностью происхождения этого события в прошлом, устанавливает обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу: время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления.

    Значимость стимула и гиперреактивность
    В практике применения полиграфа известны случаи, когда у исследуемых лиц, в памяти которых не было информации о событии прошлого, которое послужило причиной применения полиграфа, тем не менее, возникала значимость на стимулы, связанные с этим событием и, как следствие, наблюдались сильные вегетативные реакции.
    Вероятно, этот феномен связан с гиперреактивностью – специфическим функциональным состоянием, возникающим как результат компенсаторной функции эмоций. Нередко, наблюдаемое в ситуации ПФИ эмоциональное напряжение, способствует расширению диапазона извлекаемых из памяти энграмм и одновременно снижает критерии «принятия решения» (о значимости стимула – Р.И.) при сопоставлении этих энграмм с наличными стимулами. Чем сильнее тревога, тем чаще субъект отвечает на нейтральный стимул как на аверсивный (аверсивный – всегда значим) [18, с. 118; 22 с. 38].

    Вывод
    Подводя итоги сказанному, можно сделать вывод, что в ситуации психофизиологического исследования с применением полиграфа определяющую роль в возникновении феномена значимости играет память человека, которая выступает в качестве системообразующего фактора, формирующего посредством взаимодействия с механизмами эмоций более сильные вегетативные реакции на стимулы, связанные с событием прошлого, послужившего причиной применения полиграфа.


    Литература

    1. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. М.: Издательство НОРМА. 2001. 240 с.
    2. Бехтель Э.Е. Оценочные процессы // Lib.ru: Журнал «Самиздат». 2013. URL: http://samlib.ru/b/behtelx_e_e/ocenochnyeprocessy.shtml (дата обращения: 30.01.19).
    3. Большой психологический словарь. М.: Прайм-ЕВРОЗНАК. Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко. 2003. 632 с.
    4. Виноградов С.Н., Кузьмин А.Н. Логика. Учебник для средней школы. Издание восьмое. М.: Государственное учебно-педагогическое издательство министерства просвещения РСФСР. 1954. 176 с.
    5. Воронин Л.Г., Коновалов В.Ф. Память и следы условного возбуждения. В сб.: Структурно-функциональные основы механизмов памяти / Отв. ред. Е.А. Громова. М.: Наука, 1976. С. 10-25.
    6. Данилова Н.Н. Психофизиология: учебник для вузов. М.: Аспект Пресс, 2012. 368 с.
    7. Иваницкий А.М. Мозговые механизмы оценки сигналов. М., Медицина, 1976. 298 с.
    8. Иванов Р.С. «Закон силы» в ситуации психофизиологического исследования с применением полиграфа. Научный журнал «Вестник психофизиологии». 2016. № 2. С. 12-21.
    9. Иванов Р.С. Методические основы психофизиологических исследований с применением полиграфа. Международный научный журнал «Вестник психофизиологии». 2017. № 2. С. 68-75.
    10. Иванов Р.С. Особенности динамики вегетативных реакций в ситуации психофизиологического исследования с применением полиграфа: монография. М.: КРЕДО, 2017. 210 с.
    11. Кондаков И.М. Психологический словарь. М.: Прайм-Еврознак. 2003. 512 с.
    12. Костандов Э.А. Психофизиология сознания и бессознательного. СПб.: Питер. 2004. 167 с.
    13. Леонтьев А.Н., Судаков К.В. Эмоции. Большая советская энциклопедия, т. 30. М.: Советская энциклопедия. 1978. с. 169.
    14. Марютина Т.М., Ермолаев О.Ю. Введение в психофизиологию: учебное пособие по курсу: «Общая и возрастная психофизиология». М.: Изд-во МПСИ, Флинта. 2014. 400 с.
    15. Найссер У. Познание и реальность. Смысл и принципы когнитивной психологии. М.: Прогресс. 1981. 232 с.
    16. Никандров В.В. Психофизика и психофизические методы. Учебное пособие. СПб.: Речь. 2005. 126 с.
    17. Николаева Е.И. Психофизиология. Психологическая физиология с основами физиологической психологии: Учебник. М.: ПЕР СЭ; Логос. 2003. 544 с.
    18. Основы психофизиологии: Учебник / Отв. ред. Ю.И. Александров. М.: ИНФРА-М. 1997.
    19. Павлов Т. Теория отражения. Основные вопросы теории познания диалектического материализма. М. 1945. 561 с.
    20. Психофизиология: учебник для вузов / Под ред. Ю.И. Александрова. 4-е изд., доп. и перераб. СПб.: Питер, 2016. 464 с.
    21. Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций. М.: Прогресс. 1979. 392 с.
    22. Симонов П.В. Эмоциональный мозг. М.: Наука. 1981. 216 с.
    23. Судаков К.В. Нормальная физиология. М.: ООО «Медицинское информационное агентство». 2006. 920 с.
    24. Филимонов В.И. Физиологические основы психофизиологии. М.: МЕДпресс-информ, 2003. 320 с.
    25. Холодный Ю.И. Опрос с использованием полиграфа и его естественнонаучные основы. Полиграф в России 1993-2008. Ретроспективный сборник научных статей, посвящённый 15-летию применения полиграфа в РФ. М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана. 2008. 177 с.

  5. #5
    Специалист Репутация: 73 [+/-]
    Регистрация
    07.09.2018
    Сообщений
    143
    Сказал(а) спасибо
    36
    Поблагодарили 22 раз(а) в сообщениях
    Уважаемые коллеги. С согласия Романа Станиславовича опубликовала его статью, в связи с активной дискуссией развернувшейся в других мессенджерах. Думаю всем будет интересно.
    Последний раз редактировалось Xana; 03.07.2019 в 17:56.

  6. 3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    oleg (04.07.2019)ZaKat (04.07.2019)катерина (03.07.2019)
  7. #6
    Специалист Репутация: 193 [+/-]
    Регистрация
    01.04.2014
    Сообщений
    183
    Сказал(а) спасибо
    20
    Поблагодарили 24 раз(а) в сообщениях
    01 марта 1993 года психофизиологические исследования с применением полиграфа (далее – ПФИ) были разрешены Минюстом России к внедрению в общественную практику. Таким образом, Российское государство за всю историю своего существования, впервые признало, что на его территории на законных основаниях может применяться метод выявления скрываемой информации с помощью полиграфа.
    Пока говорить о выявлении информации для биологических систем рановато. В отличие от кибернетики такого определения пока нет, отсюда и вся эта каша со значимостью.

  8. #7
    Специалист Репутация: 73 [+/-]
    Регистрация
    07.09.2018
    Сообщений
    143
    Сказал(а) спасибо
    36
    Поблагодарили 22 раз(а) в сообщениях
    Цитата Сообщение от Crossberry Посмотреть сообщение
    [U]
    Пока говорить о выявлении информации для биологических систем рановато.
    Информационная теория эмоций Симонова, Функциональные системы Анохина, Теория информационного синтеза Иваницкого..... Вопрос : каким образом может быть рановато?

  9. #8
    Специалист Репутация: 193 [+/-]
    Регистрация
    01.04.2014
    Сообщений
    183
    Сказал(а) спасибо
    20
    Поблагодарили 24 раз(а) в сообщениях
    Мне кажется, что оценивая продукт психики, как-то: эмоция, мышление, сознание, восприятие … на биологическом и физиологическом уровнях свойствах мозга, мы совершаем ошибку. Это недостаточно высокий уровень оценки интегративной деятельности мозга. Да – это все процессы, часть из этих процессов соотносится с субъективным опытом человека, например сознание, другие нет. Пытаться сопоставить деятельность мозга (а это структура) с процессами, происходящими в нем – было бы неправильно. Информация всегда соотносится с субъектом, вне субъекта не существует информации... Сейчас крайне важно понимать, что же такое информация для биологического объекта, ее количество, значение (смысл). В отличие от кибернетики мы должны пользоваться другим определением информации, понимать механизмы ее возникновения в мозге, осознавать, что такое недостающая информация (в объектах которые мы пытаемся понять), научиться измерять количество информации, полученное нервной системой и в каком качестве она ее получила. Без ответов на эти вопросы мы не продвинемся в объяснении феномена информации - как предмета исследования. Нечто аморфное - как значимость?... Может быть ее тоже надо оценивать как некую меру информации?

+ Ответить в теме

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения