+ Ответить в теме
Показано с 1 по 6 из 6

Тема: Оценка качества криминалистических исследований и экспертиз с применением полиграфа

  1. #1
    Администратор Репутация: 397 [+/-]
    Регистрация
    06.12.2011
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    1,011
    Сказал(а) спасибо
    41
    Поблагодарили 481 раз(а) в сообщениях

    Оценка качества криминалистических исследований и экспертиз с применением полиграфа

    Ю.И. Холодный,
    профессор кафедры защиты информации МГТУ им. Н. Э. Баумана, д. ю. н., к. п. н.
    А.С. Подшибякин,
    заведующий кафедрой уголовного права, уголовного процесса и криминалистики МГИМО (У) МИД
    России, заслуженный деятель науки России, д. ю. н., профессор

    •В чем недостаток научно-методического обеспечения производства судебно-психофизиологических экспертиз с применением полиграфа
    • Почему специалист не вправе оценивать заключение эксперта-полиграфилога на предмет
    соответствия единому научно-методического подходу к практике проведения
    психофизиологических исследований и экспертиз с применением полиграфа

    Уголовный процесс. - 2013. - № 4. - С. 60-67.

  2. #2
    Администратор Репутация: 397 [+/-]
    Регистрация
    06.12.2011
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    1,011
    Сказал(а) спасибо
    41
    Поблагодарили 481 раз(а) в сообщениях
    Криминалистические исследования с применением полиграфа (далее – КИПП) за 20 лет
    после их легализации1
    в России прочно вошли в арсенал методов и средств отечественной
    криминалистики. В последнее десятилетие происходит активное внедрение КИПП в деятельность
    следственных и судебных органов в форме производства судебно-психофизиологических
    экспертиз с применением полиграфа (далее – СПфЭ), результаты которых десятки (а может и
    сотни) раз принимались судами в качестве доказательств.
    Внимательно отслеживая развитие использования полиграфа в России и принимая
    непосредственное участие в совершенствовании технологии его применения, авторы этих строк
    имеют достаточно оснований утверждать, что в настоящее время, наряду с бесспорными
    достижениями в использовании полиграфа в правоохранительной практике, целый ряд
    теоретических и прикладных аспектов КИПП и СПфЭ требует существенной доработки. Об этом,
    в частности, свидетельствует недопустимо низкое качество таких исследований, проводимых
    многими государственными и частнопрактикующими полиграфологами.
    Среди причин, обусловивших сложившееся положение, следует выделить две, которые, повидимому, являются важнейшими, – это низкий уровень подготовки полиграфологов,
    осуществляющих производство СПфЭ, и низкое качество научно-методического обеспечения их
    деятельности.

    Квалификация полиграфологов

    Старейшие в стране пользователи полиграфа – ФСБ и МВД России – готовят своих
    специалистов с середины 1990-х годов прошлого столетия по ведомственным программам,
    которые отличаются по содержанию, специализации и продолжительности учебного процесса2

    1. Министерство юстиции России легализовало применение полиграфа в стране 01.03.1993.
    2. Например, в ФСБ России учебный процесс по подготовке «кадровых» полиграфологов составляет не менее 460
    уч./часов, а «оперативных» полиграфологов – 1100 учеб. часов.

    Минобороны, Минюст, МЧС, ФСКН и ФСИН России, приступив к внедрению полиграфа в
    свою деятельность в конце ХХ – начале ХХI веков, готовят специалистов в ведомственных и иных
    учебных заведениях по самым разнообразным программам. В последние годы КИПП были
    внедрены в деятельность СК России, ФСО и других ведомств, которые не располагают
    собственной системой подготовки полиграфологов и готовят их, где удастся.
    Помимо указанного, в стране работает несколько коммерческих школ, в большей части
    которых занятия проводятся по учебным программам, не выдерживающим никакой критики3
    .
    Производство СПфЭ в России было начато в 2001 году, и менее чем через три года – чего не
    было с другими видами экспертиз (!) – группа из четырех специалистов (из которых лишь один
    был полиграфологом4
    ) поспешно разработала учебные программы «по подготовке судебных
    экспертов по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа»5
    .
    Программы подготовки судебных экспертов по СПфЭ были составлены неудачно: после
    неоднократных попыток внедрить их в практику, они не нашли применения в федеральных
    ведомствах и, фактически, не оказали влияния на подготовку полиграфологов вообще и экспертов
    по СПфЭ в частности.
    Таким образом, приходится констатировать, что в настоящее время в стране не существует
    единых стандартов подготовки полиграфологов и их аттестации. И, как следствие этого,
    выпускник любой из школ (вне зависимости от качества подготовки и уровня знаний в области
    КИПП), предъявив документ о квалификации полиграфолога, может, при желании, получить
    процессуальный статус эксперта и осуществить производство СПфЭ со всеми вытекающими из
    этого последствиями.

    Научно-методическое обеспечение производства СПфЭ

    Первый в стране нормативный методический документ по технологии КИПП –
    «Комплексная методика специального психофизиологического исследования с применением
    полиграфа»6
    (далее – КМ СПФИ) был разработан в Институте криминалистики Центра
    специальной техники (далее – ИК ЦСТ) ФСБ России. В том же году в МВД России появились
    «Временные методические указания по проведению опроса граждан с использованием
    полиграфа»7
    . После 2001 года различные авторы опубликовали методические руководства, в
    которых с большим или меньшим успехом были изложены вопросы технологии выполнения
    КИПП, однако производство СПфЭ в них не рассматривалось8
    .

    3. Обучение в некоторых «коммерческих» школах полиграфологов проводится в течение трех или двух недель и даже
    трех дней (!), в том числе заочно, с помощью Интернета.
    4. Единственным в группе полиграфологом, прошедшим подготовку по одной из программ в ФСБ России, являлась
    Я.В. Комиссарова.
    5 Это – «Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения
    дополнительной квалификации «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с
    использованием полиграфа»» от 05.03.2004 и «Примерная дополнительная профессиональная образовательная
    программа профессиональной переподготовки специалистов для получения дополнительной квалификации
    "Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа"» от
    03.03.2004.
    6. Холодный Ю.И. Комплексная методика специального психофизиологического исследования с применением
    полиграфа: Учебно-методическое пособие. М.: ИК ЦСТ ФСБ России, 1995. 66 с.
    7. См.: Использование полиграфных устройств в органах внутренних дел: Сборник нормативных актов и методических
    материалов / Под ред. А.И. Скрыпникова. М.: ВНИИ МВД России, 1996. 84 с.
    8. См., напр.: Варламов В.А. Детектор лжи. 2-е изд. М.: ПЕР СЭ Пресс, 2004. 352 с.; Оглоблин С. И., Молчанов А.Ю.
    Инструментальная «детекция лжи»: академический курс. Ярославль: Нюанс, 2004. 464 с. и др.

  3. #3
    Администратор Репутация: 397 [+/-]
    Регистрация
    06.12.2011
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    1,011
    Сказал(а) спасибо
    41
    Поблагодарили 481 раз(а) в сообщениях
    Пока полиграф применялся, в основном, в ходе оперативно-розыскной деятельности (далее –
    ОРД), а СПфЭ переживала первые годы своего становления, ссылка на конкретную методику,
    которую избирал специалист, проводя исследование, не имела принципиального значения.
    Развитие СПфЭ в начале 2000-х годов качественно изменило ситуацию.
    Первые экспертизы ИК ЦСТ проводил на основе КМ СПФИ: иного методического
    документа для СПфЭ не было. Но к 2004 году, когда появились упомянутые выше программы
    подготовки «судебных экспертов» по СПфЭ, ученым и специалистам ИК ЦСТ уже было понятно,
    что необходима типовая методика производства таких экспертиз, но на ее создание уйдет не один
    год.
    Поэтому, когда в 2005 году неожиданно появилась «Видовая экспертная методика
    производства психофизиологических исследований с использованием полиграфа»9
    (далее –
    видовая методика) – поспешно подготовленная и введенная в действие через одно из
    коммерческих экспертных учреждений, – она сразу привлекла внимание полиграфологов и
    вызвала у них настороженность.
    Вскоре выяснилось, что эта методика (объемом менее шести (!) страниц) обладает
    множеством изъянов и ошибок, а полученные с ее помощью результаты могут быть успешно
    оспорены10. Низкое качество видовой методики во многом определялось тем, что лишь двое из
    четырех ее авторов являлись полиграфологами, и лишь один был знаком с судебно-экспертной
    практикой.
    Видовая и типовая методики не тождественны. Известно, «чтобы судебно-экспертная
    методика получила статус типовой, она должна пройти этапы апробации и внедрения»
    11. И на
    недавней Международной научно-практической конференции в СК России было прямо указано,
    что «создатели «видовой методики», случайно или умышленно спутав ее с типовой и сославшись
    на якобы имеющееся соответствие требованиям к содержанию типовой экспертной методики,
    ввели ее в действие без этапа апробации»
    12.
    Учитывая несостоятельность видовой методики, МВД России еще в 2008 году обязало своих
    полиграфологов «исключить практику проведения судебно-психофизиологических экспертиз»13,
    ФСБ России никогда не пользовалась этой методикой, а СК России официально не ввел ее в
    действие в системе своих органов

    9. Иванов Л.Н. Видовая экспертная методика производства психофизиологического исследования с использованием
    полиграфа / Л.Н. Иванов, Я.В. Комиссарова, А.Б. Поленицын, В.Н. Федоренко // Инструментальная детекция лжи:
    реалии и перспективы использования в борьбе с преступностью: Материалы международного научно-практического
    форума / Под ред. В.Н. Хрусталева, Л.Н. Иванова. Саратов: СЮИ МВД России, 2006. С. 90–96.
    10. Недостатки видовой методики подробно рассмотрены в журналах: Вестник криминалистики. 2008. № 1(25). С. 25–
    33; Теория и практика судебной экспертизы. 2009. № 1(13). С. 205–212; Вестник Академии экономической
    безопасности МВД России. 2009. № 8. С. 58–64; 2010. № 5. С. 109–112; и др. С публикациями по вопросам КИПП и
    СПфЭ можно ознакомиться на сайте http://www.runc.bmstu.ru/poligraph/poligraph-stati.html.
    11. Россинская Е. Р. Теория судебной экспертизы / Е. Р. Россинская, Е. И. Галяшина, А. М. Зинин. М.: НОРМА, 2009. С.
    132.
    12. Орлов Ю. К. Процессуальные проблемы применения полиграфа при расследовании уголовных дел / Ю.К. Орлов,
    Ю.И. Холодный // Актуальные проблемы применения норм уголовно-процессуального права при расследовании
    преступлений: Материалы Международной научно-практической конференции (СК России. Москва, 26 октября 2012
    г.) М.: Буки Веди, 2012. С. 314.
    13 Семенцов В.А. Применение полиграфа при производстве отдельных следственных действий // Актуальные
    проблемы специальных психофизиологических исследований и перспективы их использования в борьбе с
    преступностью и подборе кадров: Материалы IХ Международной научно-практической конференции. Краснодар:
    Изд-во КубГТУ, 2008. С. 111.

    Под давлением критики авторы поспешно скроенного документа были вынуждены в 2012 году с неохотой признать часть допущенных ими ошибок,
    заявив, что «сегодня положения видовой экспертной методики нуждаются в оптимизации» 14.

    Таким образом, через 10 лет после начала применения, СПфЭ оказалась в сложной ситуации.
    С одной стороны, следователи оценили эффективность этих экспертиз и все охотнее назначают их
    в ходе своей работы. С другой, – полиграфологи попали в безвыходное положение: видовая
    методика непригодна для производства экспертизы, иной методики не существует, а обеспечивать
    следственную практику необходимо. В итоге подготовленные заключения экспертов часто не
    соответствуют требованиям судебно-экспертной науки и обостряют противоречия сторон,
    участвующих в уголовном процессе.
    Но в ближайшее время, когда завершится испытание методики, созданной в ИК ЦСТ15,
    ситуация с СПфЭ, как ожидается, должна измениться к лучшему.

    Новшества в оценке качества выполненных КИПП и СПфЭ
    Многое в теории и практике СПфЭ еще не решено, и такое положение объективно
    неизбежно: КИПП переживают период своего становления.
    Когда несколько лет назад стали появляться «заключения специалиста», содержащие оценки
    КИПП и экспертизам с позиций некоего «единого научно-методического подхода» к практике их
    проведения, такие «оценки» были восприняты как нелепый курьез или неудачная претензия на
    оригинальность.
    О каком «едином научно-методическом подходе к практике проведения
    психофизиологических исследований» можно говорить, когда в стране нет ни одного единого
    нормативного акта в области КИПП (тем более СПфЭ) для нескольких федеральных ведомств?
    Когда различие мнений специалистов (достаточно заглянуть в интернет на форумы
    полиграфологов16) по теоретическим и прикладным вопросам КИПП и СПфЭ весьма велико?
    Но от вопроса – существует ли в настоящее время декларированный «единый научнометодический подход к практике проведения психофизиологических исследований и экспертиз с
    применением полиграфа, профессиональной подготовке и специализации полиграфологов»
    (далее – ЕНМП)? – нельзя отмахнуться: он далеко не праздный и представляет не только научный,
    но и сугубо прикладной интерес.
    Понятие «ЕНМП» было введено в профессиональную лексику Я. В. Комиссаровой в 2007–
    2008 годах. При всей привлекательности этого понятия, за истекшие 5 лет оно не было
    конкретизировано его автором: в доступной научной литературе по тематике КИПП, помимо
    единичного упоминания, не было обнаружено работ по данному вопросу.

    14. Комиссарова Я.В. Задачи, объект и предмет психофизиологической экспертизы с применением полиграфа //
    Библиотека криминалиста. 2012. № 1. С. 267.
    15. См. об этом: Николаев А.Ю. Граничные условия и противопоказания в проведении психофизиологических
    исследований с применением полиграфа в процессуальной практике // Актуальные проблемы применения…:
    Материалы Международной научно-практической конференции... С. 300–307. 16 См., напр.: http://www.polygraphclub.ru/f/,http:...roup.ru/forum/ или др.


    Проведенный анализ, фрагменты которого представлены в этой статье выше, дал основание
    утверждать, что понятие «ЕНМП» является надуманным, ничем не подтверждено, и его введение в
    юридическую и научную лексику является научно необоснованным, и, как следствие, это понятие не может быть использовано в юридически значимых документах. Поэтому специалистам было
    рекомендовано воздержаться от оценки КИПП и СПфЭ с позиций несуществующего «ЕНМП»17.

    17. См. об этом: Холодный Ю.И. О «едином научно-методическом подходе» к применению полиграфа // Юридическая
    психология. 2013. № 1. С. 11–13

  4. #4
    Администратор Репутация: 397 [+/-]
    Регистрация
    06.12.2011
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    1,011
    Сказал(а) спасибо
    41
    Поблагодарили 481 раз(а) в сообщениях
    Последствия применения ЕНМП на практике

    С прикладным аспектом несуществующего ЕНМП ситуация оказалась намного серьезнее.
    При обращении в экспертное учреждение следователи и адвокаты могут испытывать
    затруднения в корректном формулировании вопросов, которые необходимо поставить на
    разрешение: участники процесса не могут разбираться во множестве разнообразных экспертиз. И
    если экспертное учреждение решило «подсказать» участнику процесса удобную для конкретного
    случая формулировку того или иного вопроса, то, очевидно, такая «подсказка» должна быть
    безупречной с процессуальной и научно-методической точек зрения.
    Но, как свидетельствует научный журнал, Главный государственный центр судебномедицинских и криминалистических экспертиз Минобороны России (далее – ГГЦСМиКЭ)
    предлагал следователям и адвокатам получить «заключения специалиста по вопросу о том,
    подготовлены ли предоставленные ими заключения экспертов с учетом ЕНМП18: указанная схема
    проработала в экспертном учреждении несколько лет (!), хотя ошибочность постановки таких
    вопросов лежит на поверхности.
    Во-первых, и следователя и адвоката при оценке выводов экспертизы всегда интересовало не
    то, как подготовлено заключение экспертов (с учетом ЕНМП или без него), а насколько научно
    обоснованными являются выводы, изложенные экспертами в представленном заключении.
    Во-вторых, предложив оценить то или иное заключение эксперта (специалиста),
    составленное по итогам СПфЭ (или КИПП), с позиций несуществующего ЕНМП, специалист
    поступал некомпетентно: еще не приступив к работе, он делает свое заключение заведомо научно
    необоснованным и, как следствие, ущербным, в случае его представления в суд.
    В-третьих, существует правило, кстати, закрепленное в ведомственных нормативных актах
    экспертных учреждений Минюста России: «Если вопрос сформулирован неправильно, но смысл
    его понятен, эксперт вправе его переформулировать… Следует подчеркнуть, что эксперт,
    приступая к исследованию, обязан иметь перед собой правильно сформулированный вопрос. В
    противном случае, … пытаясь ответить на неправильно сформулированный вопрос, эксперт, тем
    самым, дает основание оспаривать его профессиональную компетентность и результат
    проведенного им исследования в целом»19. Сказанное в полной мере относится и к действиям
    специалиста, который высказывает свое суждение в отношении заключения по итогам СПфЭ или
    КИПП. Поэтому, предложив следователю или адвокату для разрешения ошибочно
    сформулированный вопрос и затем, приняв его к исполнению, специалист, не воспользовавшись
    возможностью исправить допущенную оплошность, лишь усугублял совершенную ранее ошибку.

    18. См.: Комиссарова Я.В. О типичных ошибках при производстве судебных психофизиологических экспертиз с
    применением полиграфа // Эксперт-криминалист. 2012. № 1. С. 19.
    19. Орлов Ю.К., Холодный Ю.И. Процессуальные проблемы… С. 318–319.



    Постановка таких вопросов в практике приводила к очевидным курьезам.

    Так, в СК России оказалось «заключение специалиста», составленное сотрудником
    ГГЦСМиКЭ Я. В. Комиссаровой, в котором она сделала «вывод о том, что судебная
    психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа в отношении гр-на А. была
    проведена экспертом-полиграфологом Б. с учетом единого научно-методического подхода к
    практике проведения психофизиологических исследований и экспертиз с применением полиграфа,
    однако с существенными нарушениями положений апробированных методик производства
    данного вида исследований и экспертиз, в связи с чем выводы эксперта априори не могут быть
    признаны валидными».
    Специалист, как известно, в своем заключении не делает никаких «выводов», да и суждение
    о выводах эксперта не принято выносить «априори». Но сейчас речь об ином. Я.В. Комиссарова ни
    в упомянутом, ни в иных заключениях не указывала, как же конкретно эксперт «учитывал» (или
    «не учитывал») вымышленный ЕНМП, и в чем этот «учет» проявился: «вывод» отражал
    субъективное мнение специалиста, не подтвержденное никакими научными данными. А далее –
    просто абсурд! Если экспертиза А. «была проведена с существенными нарушениями положений
    апробированных методик производства данного вида исследований и экспертиз», как она могла
    быть проведена экспертом Б. с учетом «ЕНМП»?
    Поэтому не удивительно, что «заключения» сотрудника ГГЦСМиКЭ Я.В. Комиссаровой в
    отношении работ других полиграфологов, составленные в духе учета «ЕНМП», неоднократно
    отвергались судами20.
    Неизбежно, напрашивается вопрос: как могло случиться, что сотрудник ГГЦСМиКЭ –
    одного из ведущих судебно-экспертных центров России – на протяжении нескольких (!) лет на
    платной основе составлял с позиций вымышленного «единого научно-методического подхода»
    заведомо научно необоснованные заключения и вводил в заблуждение представителей
    правосудия, а его руководство, подписывая документы, «не видело» то, что давно обсуждалось за
    стенами этого центра?
    В связи с расширением производства СПфЭ, вопросы оценки компетентности
    полиграфологов и качества составляемых ими документов стали приобретать для органов
    правосудия особую значимость. Поэтому авторы данной статьи считают своим долгом еще раз
    предостеречь следователей и адвокатов от некомпетентных оценок и «оценщиков» качества
    КИПП и выводов СПфЭ с позиций вымышленного ЕНМП.

    20. Например, «Заключение специалиста» Я.В. Комиссаровой по уголовному делу в отношении Макарова В.В. (п. «б»
    ч. 4 ст. 132 УК РФ) было отклонено Таганским районным судом г. Москвы с формулировкой: «Комиссарова Я.В.
    фактически какой-либо информацией, имеющей значение для уголовного дела, не обладает, а показания свидетеля
    Нестеренко И.В. являются достоверными и сомневаться в их правдивости основания у суда не имеется». Позднее СК
    России в ответе полиграфологу Нестеренко И.В. подтвердил «положительные примеры принятия судами Российской
    Федерации в качестве доказательств заключений, выполненных Вами экспертиз и исследований по уголовным делам,
    расследованным следователями Следственного комитета, в том числе в отношении Багдасаряна А.Г. и Макарова В.В.,
    по которым судом постановлены обвинительные приговоры» (Ответ СК России Нестеренко И.В. М.: СК России.
    Документ от 11.03.2012 № 246/1-7406-12)

  5. #5
    Администратор Репутация: 397 [+/-]
    Регистрация
    06.12.2011
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    1,011
    Сказал(а) спасибо
    41
    Поблагодарили 481 раз(а) в сообщениях
    Литература


    1. Варламов В.А. Детектор лжи. 2-е изд. – М.: ПЕР СЭ Пресс, 2004. – 352 с.
    2. Иванов Л.Н. Видовая экспертная методика производства психофизиологического
    исследования с использованием полиграфа / Л.Н. Иванов, Я.В. Комиссарова, А.Б.
    Поленицын, В.Н. Федоренко // Инструментальная детекция лжи: реалии и перспективы
    использования в борьбе с преступностью: Материалы международного научнопрактического форума / под ред. В.Н. Хрусталева, Л.Н. Иванова. – Саратов: СЮИ МВД
    России, 2006. – С. 90–96.
    3. Использование полиграфных устройств в органах внутренних дел: Сборник нормативных
    актов и методических материалов / под ред. А.И. Скрыпникова. – М.: ВНИИ МВД России,
    1996. – 84 с.
    4. Комиссарова Я.В. Задачи, объект и предмет психофизиологической экспертизы с
    применением полиграфа // Библиотека криминалиста. – 2012. – № 1. – С. 251–275.
    5. Комиссарова Я.В. О типичных ошибках при производстве судебных психофизиологических
    экспертиз с применением полиграфа // Эксперт-криминалист. – 2012. – № 1. – С. 19–23.
    6. Николаев А.Ю. Граничные условия и противопоказания в проведении
    психофизиологических исследований с применением полиграфа в процессуальной
    практике // Актуальные проблемы применения норм уголовно-процессуального права при
    расследовании преступлений: материалы Международной научно-практической
    конференции (СК России. Москва, 26 октября 2012 г.). – М.: Буки Веди, 2012. – С. 300–307.
    7. Оглоблин С.И. Инструментальная «детекция лжи»: академический курс / С.И. Оглоблин,
    А.Ю. Молчанов. – Ярославль: Нюанс, 2004. – 464 с.
    8. Орлов Ю.К. Процессуальные проблемы применения полиграфа при расследовании
    уголовных дел / Ю.К. Орлов, Ю.И. Холодный // Актуальные проблемы применения норм
    уголовно-процессуального права при расследовании преступлений: материалы
    Международной научно-практической конференции (СК России. Москва, 26 октября 2012
    г.). – М.: Буки Веди, 2012. – 458 с.
    9. Россинская Е.Р. Теория судебной экспертизы / Е.Р. Россинская, Е.И. Галяшина, А.М.
    Зинин. – М.: НОРМА, 2009. – 384 с.
    10. Семенцов В.А. Применение полиграфа при производстве отдельных следственных
    действий // Актуальные проблемы специальных психофизиологических исследований и
    перспективы их использования в борьбе с преступностью и подборе кадров: материалы IХ
    международной научно-практической конференции. – Краснодар: Изд-во КубГТУ, 2008. –
    235 с.
    11. Холодный Ю.И. Комплексная методика специального психофизиологического
    исследования с применением полиграфа: учебно-методическое пособие. – М.: ИК ЦСТ
    ФСБ России, 1995. – 66 с.
    12. Холодный Ю.И. О «едином научно-методическом подходе» к применению полиграфа //
    Юридическая психология. – 2013. – № 1. – С. 11–13.

  6. #6
    Специалист Репутация: 413 [+/-]
    Регистрация
    01.12.2011
    Сообщений
    351
    Сказал(а) спасибо
    54
    Поблагодарили 132 раз(а) в сообщениях
    Ну а если такого ЕНМП действительно не существует, то тут 159-я рисуется (можно нарисовать) как на раз. Я далек от экспертиз. Но, почему заинтересованные люди до сих пор не прижучили этого субъекта? Что мешает???
    P.S. Вопрос риторический…

+ Ответить в теме

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения